Личинки крохотного комара осваивают Антарктиду

25 декабря 2018

Результаты изучения инвазии комара Eretmoptera murphyi представили ученые Бирмингемского университета на ежегодном собрании Британского экологического общества. Как пишет научно-популярный мультимедийный портал Чердак, личинки крохотного насекомого практически захватили Сигни, один из антарктических островов. Насекомые едят торф и производя из него почву. Комар-захватчик уже размножился так сильно, что его биомасса стала больше биомассы местных членистоногих в пять раз.

Комар вида E. Murphyi очень мелкий. Он едва достигает 2 мм в длину и приходится дальним родственником распространенным в России комарам-звонцам. Взрослый E. murphyi не питается кровью, а будучи личинкой, живет в земле и поедает останки растений. Ранее комаров этого вида наблюдали только на британском острове Южная Георгия, в 750 км севернее. Но в 1984 году насекомое обнаружили на острове Сигни, где нет ничего, кроме британской исследовательской станции.

По мнению ученых, насекомое попало на Сигни из-за экспериментов по интродукции растений, которые в конце 60-х годов проводили британские ученые. Очевидно, личинок комара занесли тогда вместе с почвой. За прошедшие годы, в отсутствие конкурентов и хищников, комар стремительно размножился — в одном квадратном метре грунта живет сейчас в среднем 21 тыс. личинок, которые едят мертвые растения, мох и торф, перерабатывая их и создавая почву, причем делают это очень эффективно — по оценкам ученых, почвенные клещи и коллемболы перерабатывают только 7 граммов сухой массы на квадратный метр, а инвазивный комар — 67.

Авторы исследования считают, что в стремительном завоевании острова комарам помогло изменение климата — за последние десятилетия температура в арктическом районе выросла на 0,5 градуса. Морозоустойчивая личинка комара также способна впадать в оцепенение, переживая самый сильный холод, который бывает на Сигни.

Исследователи также высказывают опасения, что насекомое может захватить и другие территории Антарктики, которые находятся еще южнее, чем остров Сигни. Перенос личинок возможен вместе с частичками почвы, которая попадает на обувь персонала британской станции.